Рассказ о Главном – Клуб Потерявших Мозг




Матэ. Рассказ о главном.

На часах было ровно дваццать семь ноль два.
А на детекторе шестьсот
У-у-у... и деревянный лом.
"Пафос", том 54.

У него в шкафу стоял конкретно пафосный Мате. Под столом стояло три компа. Большая двухэтжная кровать мрачно нависала над парой серверных корпусов. На окно было наброшено одеяло, для повышения мрачности. Ото всюду звучал Дарк Эмбиент. Сам Пабло был несравненно мрачен. В чашке плавала муха. В тарелке плавала муха. Муха ползала по шкафу. Муха ползла по пафосным стаканчикам. Несмотря на это, она совершенно никого не заебала. Вторую неделю пела Ёлка.

Из-под кровати таращился Мексиканский Слон по имени Ганешна. Правда, его никто не видел. Но это неважно. Он сам всех видел, и это главное. Кроме того, в его планы не входило быть увиденным.

На самом деле он не ждал гостей. Поэтому, окрыв дверь, он на всякий случай встретил их фразой: "тише, чуваки, не шумите, я сплю".

Торчки-отморозки его тоже не ждали. И все же зашли в гости. Ведь он торчал им сказку о Ёгупте. Он их не любил.

Вообще, таких не любят. Они приходят к тебе домой и начинают нести чушь. Например, ты слушаешь Елку, а они говорят:
– Елка?.. Кто это? Фу... С каких пор ты стал дрочить на этот массовый попсовый шоу-бизнес?
        Ты им говоришь в ответ:
Твои нелепые суждения совершенно ни на чем не основаны!
        А они тебе:
Не оправдывайся.
.         Дураки, что с них возьмешь...
        Или ты слушаешь металл. А они припираются к тебе и начинают:
...?... ...   С каких пор ты начал дрочить на этот дешевый пафос? Кстати, какой у тебя металл? Говорят, алюминий круче железа, но это гнусная разводка, на самом деле Земля в основном состоит из кремния, то бишь твердого рока. И кислорода...

Он реально боялся однажды сломать себе шею у себя дома. Это была весьма гнусная перспектива – он так и говорил всем – однажды оказаться дома, а бошка торчит в пол. И не шевелишься. Киркук.

В Занзибаре умер человек. Паталогоанатом, совершавший вскрытие, с удивлением обнаружил в мозге умершего хуй. Анализ ДНК показал, что хуй принадлежал другому организму. Никаких следов повреждений на черепе обнаружено не было. Эту загадку будет исследовать ЦРУ. Отличное занятие для ЦРУ. Оно постоянно чем-нибудь таким занимается. (Диктор говорил все это аболютно серьезно).

Э!.. Давай заварим Мате! – стали требовать Отморозки.
        "Это не пройдет им даром" – решил он.
Чуваки, сходите в магазин.
        (сам он ходить туда боялся. Там сидела старушка, вечно рассуждавшая о бензальдегиде. Ко всему прочему, она могла потребовать пропуск. Пропуска не было). Он поручил им купить Одну Морковку. Просто так, для развлечения. Морковки он не любил.

"Чертовы Иллюминаты! Из-за них у нас совсем нет денег и желания достичь просветления!" – говорили студенты, курифшие сигары в креслах у мусоропровода. Отмороски подслушивали их, пока не пришел лифт, и оттуда не вышли женщины, с канистрами. В лифте играл Дарк Эмбиент. Дарк Эмбиент играл в коридоре. Дарк Эмбиент звучал на улице. Он всех заебал. В этом доме все были немножко нервными.

Бабушки внизу были погружены в грезы о бензальдегиде, и Абсолютно Шизоидные спокойно прошли в Храм Трапез, так на местном жаргоне именовали студенческий ресторан и три киоска возле него. Все, что нужно, было моментально куплено в киоске "Молоко", а все остальное в киоске "Картошка". Морковки не оказалось.
Дайте бананов.

При взгляде на Отморозков продавщица на всякий случай проверила водяные знаки на купюре. Это было неизменной составляющей общения отморозков с продавцами. Отморозки в ответ подозрительно покосились на бананы. Охранники обсуждали бензальдегид и смотрели на отморозков недоверчивым оком.

Вернувшись с дарами, Отморозки спросили:
А что, если Мате заварить разогретым апельсиновым соком?
        Это был довольно грязный намек. Но Мате по-прежнему не было. Для начала он ушел в сортир (перед этим перепрятав шоколадку) и долго оттуда не возвращался. Потом заварил себе чай. Поговорил по телефону. Показал отморозкам несколько клиппов. Рассказал о том, какой у него режим тренировок. И снова о том, как он боится однажды сломать себе шею у себя дома.

– Кстати, говорят, все молодые мексиканцы ужасно жадные...
Пабло тут же сделал вид, что он не мексиканец, но Отморозки подумали: "Фу, Пабло, как не стыдно!.."

Внезапно, всеми овладело нестерпимое чувство собственного достоинства.

Выпив Мате, они ушли. Он остался в АндерГраунде. Они ушли в АндерПопизм. И до сих пор там сидят.





















А теперь бонус!
Знаменитое продолжение Знаменитого бестселлера Торчков-Отморозков.

Ленин в Разливе – 2
(глава 3).

В углу была штанга. Привязана шлангом. К старому носку. Зацепившемуся за ножку письменного стола. За которым сидел Ленин. За колючей проволокой. В Разливе. Знаменитом бестселлере Торчков-Отморозков. Ждите продолжения, кстати. Будет про Наполеона. И Фюрера. Но это не важно.

...Бонч Бруевич решил заскочить в Разлив, проведать Ленина:
Б:   Э! А с каких пор у тебя чайник из такой светлой глины? У тебя же раньше темный был?..
Л:   Во-первых, это не мой, я взял у Дзержинского...
Б:   Не оправдывайся.
Л:   А во-вторых, главное отличие этого чайника от моего – это то, что – видишь – у этого носик вот такой, а у моего был более удобный. Из моего, когда наливаешь, гораздо меньше проливалось.
Б:   Хуйня. Йа тебе скажу, в чем главное отличие этих чайников. Видишь – этот чайник такого же цвета, как фекалии человека, который жрет деццкое петание. А твой чайник был конкретный чайник, и цвета он был как олдовые какашки настоящего мачо.
Л:   А откуда ты знаешь, какого цвето какашки у человека, который жрет деццкое петание?
Б:   А один мой друг все время его жрет. А ведь ты знаешь, Ленин, что те, кто жрут деццкое петание, как правило, еще не умеют гадить вовремя и часто не успевают дотерпеть до туалета. Правда, Ленин?
Л:   Ты несешь херню. Как это поможет революции? Давай я лучше почитаю тебе главу из своей новой книги "Йа гриб":

"...В отличие от людей, которые, как известно из школьного курса были вылеплены богом из Глины, Торчки Отморозки произошли от приматов под воздействием бананов и грибов. Поэтому их отношение к грибам смело можно назвать сакральным."