Сон номер 3 – Клуб Потерявших Мозг




Сон номер 3.

Пабло сидел на пороховой бочке и курил гашиш. Попутно он объяснял дамам особенности установки линукса на табуретку. К этому моменту Пабло был убран просто в дуплину. Тут он заметил, что на нем нет штанов. Пабло попытался прикрыть ножки полями шляпы, но при этом уронил горящий кануд. Раздался взрыв.

Пабло очнулся. Ужасно хотелось спать. Вокруг было полно людей в странных одеждах. Почти все стояли; некоторые сидели. Пабло понял, что он в вагоне; снаружи было темно. Откуда-то Пабло знал, что это называется метро, и что этот поезд едет в тоннеле под землей. Куда они все едут, что они делают, зачем все это – было непонятно. "Стопиццот чертей! Что здесь происходит? Каналья?!" – пробормотал Пабло по мексикански. Никто не ответил. Пабло сел на освободившееся место и мгновенно заснул.

Пабло очнулся в салуне дяди Билла в знойный полдень в родном Чегеварске.
– Бля, чуваки, мне сейчас такая херотень приснилась! Жесткач! Прикиньте, короче, я еду с кучей народа в большом поезде, причем поезд идет под землей в длинном тоннеле.
– Зачем?
– Не знаю. Из тех, кто там ехал, по-моему, никто этого не понимал.
– Хммм. Знаешь, Пабло, а это ведь сон по Фрейду! Поезд, тоннель!.. Эх, Пабло, Пабло! Пора тебе слезать с этой дури, пока она на тебя не залезла!
– А знаете что! – воскликнул Пабло, – херня все это! Давайте лучше я сыграю вам на банджо чего-нибудь веселенького!

Пабло снился полный кошмар. Он сидел в большом зале среди каких-то недоносков. Перед ними ходил странный дядька и что-то рассказывал, рисуя мелом на доске. Пабло выглянул в окно. Лежал снег, что было крайне неестественно для Мексики. Пабло вдруг понял, что и человек у доски говорит не по мексикански, а на каком-то совершенно незнакомом языке. И, похоже, он был вхлам укурен. "Бля, что за дурной бред!" – подумал Пабло и решил заснуть.

Дальше Пабло поскакал один. За каждым кактусом таился Мексиканский Слон. Приходилось быть чертовски бдительным. Из-под полей его шляпы виднелась зловещая ухмылка. У Пабло было отличное настроение. Напевая Колыбельную Святой Анны, он остановился на привал в тени аццкого дуба у ручья. Но едва он забадяжил мате и сожрал пол кактуса, как на него наступил неизвестно откуда взявшийся Мексиканский Слон. "Бля, это надо ж так убраться!" – успел подумать Пабло.

Пабло проснулся в кресле. В комнате он был один. Окон не было, а вдоль стены стояло несколько ящиков, в которых что-то непрерывно гудело. "Ульи?" – в панике подумал Пабло, но тут же вспомнил, что эти штуки называются словом "сервер", а сам Пабло должен прятаться в этой комнате от шефа, сидеть в кресле и спать, и что это такая работа, за которую ему платят деньги. "Бля, что за дурной бред?! Этого не может быть! Что я здесь делаю в этом мрачном подвале?!!! Надо срочно валить!" – подумал Пабло и проснулся.

Пабло лежал на багажной полке и парил репу. Бухой проводник напевал Колыбельную Святой Анны. За окном зеленели степи Юкатана. Паровоз порос цветами. На месте машиниста сидел мексиканский слон. Кочегар забивал ганджубас в огромный Кануд ржавой лопатой. Пабло довольно улыбался.